+33 6 76 86 35 07

Стереотипы о поколении Z. Часть 1

Jan 04, 2020
Blog

Представители поколения Z уже среди нас. Они работают с нами в одних компаниях, и успех нашего дела зачастую зависит от их исполнительности и от решений, которые они принимают. Хорошо это или плохо? Чего ждать от центениалов как от сотрудников? В цикле из 3-х статей мы разберем основные стереотипы о поколении Z вместе с экспертами HR и рекрутинга, а также узнаем мнение самих центениалов. 

По теории поколений Штраусса-Хоува к центениалам (поколению Z) нужно относить тех, кто рождался, начиная с 2005 года. В этом случае самым старшим представителям поколения едва исполнилось 14 лет, и говорить о них, как о сотрудниках, пока рано. Однако сами авторы теории отмечали, что их хронологическое разделение не точно, и движение на несколько лет в ту или иную сторону вполне допустимо. Более того, некоторые авторитетные источники и вовсе относят к поколению Z всех родившихся в период 1996-2010

В своем исследовании мы принимаем за ранних представителей поколения Z тех, кто родился в районе 2000 года. Сейчас этим людям 18-20 лет, и они постепенно начинают приходить на работу в разные компании. Более того, некоторые из них уже успели вырасти до менеджеров, либо открыть собственный бизнес. Давайте разберемся, насколько правдивы стереотипы о центениалах, и стоит ли вообще принимать их во внимание.

Центениалы безответственны, непостоянны, у них отсутствует лояльность к компании

Есть мнение, что для самого молодого поколения сотрудников лояльность и ответственность — пустой звук. Но даже если не утрировать, то многие руководители верят, что центениалы больше других склонны пропускать работу без предупреждения, уходить в другую компанию, как только им предложат чуть более выгодные условия и просто пропадать с радаров, когда уже есть принципиальная договоренность о том, что на следующий день им нужно выйти на работу. Что по этому поводу думают наши эксперты?

Vera Sharnikova, Head of Recruitment Department in Andersen: 

“Центениалы действительно бывают нестабильны в принятых решениях. Они могут принять оффер, а затем не выйти на работу, потому что появилось что-то другое. И у молодого специалиста не будет моральных терзаний о том, что “я уже кому-то что-то пообещал”. В целом молодые специалисты не держатся за какое-то одно место работы. У них нет такой тесной связи с работодателем, как это было у предыдущих поколений.”

Mariya Pankova, Lead Recruiter in Andersen:

“Бывает, что человек вышел на работу и все хорошо, а через полгода ему предлагают другой проект в другом месте. Если сотрудник решает, что новое предложение ему больше нравится, то он просто уходит. У представителей старших поколений больше чувства ответственности перед компанией. С другой стороны, если в процессе переговоров центениал принимает предложение другой компании, он совершенно спокойно говорит об этом. Редко случается, когда молодой специалист пропадает, не отвечает на звонки и не выходит в онлайн просто потому, что стесняется прямо сказать “нет”.”

Yulia Litvinovich, HRM in Andersen:

“В работе молодые специалисты всегда ответственны. Такого, чтобы сотрудник просто не вышел на работу без предупреждения из-за каких-то личных проблем, не бывает. Они всегда будут искать решение, которое будет удобно и для них самих, и для компании. Какого-то явного непостоянства или исчезновений без предупреждения я за ними не замечала.”

Lyudmila Voroshilova, HRM in Andersen:

“Когда ребята 19-20 лет выходят на работу, они действительно становятся ответственными. Непостоянство и нестабильность они проявляют скорее еще во время студенчества. Об этой черте некоторых студентов упоминают в университетах, с которыми мы сотрудничаем и откуда приглашаем ребят на стажировку. Некоторые из них могут увлечься чем-то, а потом бросить дело в одном шаге от завершения, потому что появился новый интерес. Но когда эти студенты приходят к нам на работу, то они уже готовы принимать на себя ответственность.”

А вот что отвечает представитель поколения Z, маркетолог Andersen Vlad Karasenko:

“Просто так свалить с работы или исчезнуть, не предупредив — это просто край безответственности, конечно, так не делается. Если бы мне было некомфортно на моей текущей работе, если бы я не видел перспектив — я бы пошел к руководителю и прямо бы с ним поговорил. А дальше мне либо предложили бы что-то получше, либо я бы ушел по соглашению сторон. А насчет трудоустройства — я просто не принимаю оффер сразу же, если не уверен на 100%, лучше взять пару дней для размышлений, и, уже когда будешь полностью уверен, соглашаться.”

В итоге мнения разделились: некоторые эксперты отметили, что им действительно приходилось сталкивать с безответственностью и непостоянством центениалов, некоторые опровергли этот стереотип. При этом все сошлись во мнении, что, даже если молодой специалист решит уйти из компании, либо не станет принимать предложение, он скажет об этом прямо безо всякого стеснения.

Поколение Z высоко ценит личную жизнь и не готово работать ей в ущерб

Считается, что раньше люди были более склонны к трудоголизму. Лет 10-20 назад для среднестатистического сотрудника среднестатистической компании было совершенно нормально сидеть на работе по 10-12 часов в день. Причем безо всякой дополнительной оплаты оверов, просто потому, что работа не доделана. Центениалы же, если верить стереотипам, слишком ценят свою личную жизнь и время, чтобы задерживаться на работе больше необходимых 8 часов в день. Так ли это на самом деле?

Yulia Litvinovich, HRM in Andersen:

“Опровергну и этот стереотип: сейчас молодые люди, которым по 19-20 лет, сидят на работе намного дольше тех, кто уже имеет семьи, кому уже больше 30-и. Ребята, которые только начали свой путь и увлечены работой, будут сидеть и до 12 ночи.”

Lyudmila Voroshilova, HRM in Andersen:

“Я бы сказала, что все индивидуально, и в этом плане не зависит от поколения. В каждом поколении есть те, кто уделяет работе больше времени, и есть те, кто не готов работать больше 8 часов. Но в основном ребята даже если и не сидят в офисе допоздна, то могут приехать домой и продолжить работу над проектом. Если задача не закрыта, они в любом случае закончат ее дома. Для некоторых важно, чтобы работа не наносила ущерб личной жизни, но это не значит, что ровно в 6 вечера они все бросают и идут домой. Все равно присутствует какая-то зона ответственности, в конце-концов, если им нужно срочно уйти, они закончат работу позже дома.”

Vlad Karasenko, centenial, marketer in Andersen:

“В какой-то степени это утверждение верно. Я считаю, что если у тебя есть 8 рабочих часов, ты должен успеть выполнить за это время все поставленные на день задачи. Если не успел — это уже твои проблемы, и тогда нужно искать возможность доделать дела. Но если все нормально, то после 8-часового рабочего дня начинается мое время, когда я могу отбросить мысли о работе и заняться своими личными делами, решением каких-то личных проблем, в конце-концов. С другой стороны, если у меня есть свободное время и я чувствую, что еще не очень устал, я могу остаться и просто поработать подольше, особенно если компания оплачивает оверы.”

Общая картина складывается следующая: центениалы не то, чтобы совсем не хотят работать больше 8 часов, они скорее не считают себя морально обязанными делать это. Если молодой специалист выполнил свои дневные задачи, и не хочет работать сверхурочно, он спокойно пойдет домой. Если же он искренне увлечен проектом, если в данный момент его мотивируют не деньги и ответственность перед компанией, а интерес, то работа нон-стоп с перерывами только на сон и еду — вполне нормальное явление.

Центениалы не приемлют рутину и хотят больше интересных и персонализированных задач

Предыдущие поколения начинали работать в иных условиях, и отношение к работе было другое. Зачастую человек просто выполнял те задачи, которые ему поручали в рамках его компетенции, не задумываясь над тем, насколько эти задачи ему интересны. Сейчас молодые специалисты стали более избирательными, и хотят выполнять те задачи, которые им интересны и больше подходят их типу характера. При этом они не стесняются говорить об этом своим менеджерам, а иногда и вовсе выдвигать условия в ультимативной форме. Сталкивались ли с подобным наши эксперты? 

Yulia Litvinovich, HRM in Andersen:

“Не могу полностью опровергнуть это утверждение, скорее оно частично верно. В основном центениалы, которые только приходят на работу, действительно делают то, что им интересно. Примерно 70% их работы — это то, что им нравится делать, 30% — то, что необходимо. Все-таки они понимают, что это работа, и ее нужно выполнять, за это они получают деньги. Да, конечно, они хотят делать то, что им нравится больше, и компания по возможности дает им именно такие задачи, ведь это в общих интересах.”

Lyudmila Voroshilova, HRM in Andersen:

“Да, когда общаешься с ребятами, некоторые прямо говорят, что да, для меня работа уже стала рутинной, хотелось бы больше новых задач. Хотя, если говорить об IT-сфере, то проблема скорее не в рутинности, а в том, что может быть большой порог вхождения в проект. Например, когда нужно изучить много новой информации, или наоборот, ее недостаточно, и ее поиск займет много времени. Еще часто молодые ребята отмечают, что хотят работать только с новыми технологиями — если выходит какой-то новый фреймворк, с ним обязательно хотят поработать.” 

Vlad Karasenko, centenial, marketer in Andersen:

“Я прекрасно понимаю, что невозможно иметь только интересные задачи, рутина — это тоже часть работы. Но когда вся твоя работа состоит из рутины, ты просто задалбываешься, перегораешь, и с этим нужно срочно что-то делать. Я лично стараюсь по возможности проявлять инициативу, предлагать более креативные решения рутинных задач. Круто, когда руководство это поддерживает. Но есть и те, кто готов выполнять рутинные задачи постоянно, кто просто прогибается под такую ситуацию и ничего не может с этим поделать.

Вообще, если говорить о моих сверстниках, то, по моим наблюдениям, соотношение тех, кто готов делать много рутинной работы, и тех, кто старается по возможности ее избегать, примерно 50:50. Раньше, возможно, соотношение было чуть больше в пользу тех людей, кто был готов сидеть и делать рутину. Организации были более дисциплинированные, что-ли, и раньше люди боялись потерять место и не найти новое. А сейчас человек просто может себе позволить сказать: “Ай, да пошло оно!”. И это довольно распространенная практика.”

В целом получается, что и этот стереотип не то, чтобы совсем несправедлив, но довольно утрирован. Среди центениалов, как и среди представителей других поколений, хватает людей, готовых выполнять рутинную работу даже в больших количествах. Просто среди представителей поколения Z таких людей меньше. Зато больше тех, кто стремится проявлять креатив и ценит свои способности. В такой ситуации очень важно, насколько руководство умеет использовать эти творческие ресурсы, и балансировать между поручением центениалам рутинных задач и способностью поддерживать их мотивацию.

Предыдущая статьяСледующая статья