Andersen

Нобелевская премия по экономике 2001 года: «Рынок лимонов», дивидентные акции и тарифы на страхование

Nov 11, 2020
Blog

Во второй половине 20-го века было популярно мнение, что рынок учитывает все, и цена, сформированная в рыночных условиях, является максимально справедливой. Это было актуально как для финансовых рынков, так и для иных, например, рынка труда или подержанных автомобилей. Однако лауреаты Нобелевской премии по экономике 2001 года Акрелоф, Спенс и Стиглиц еще в 70-х годах заметили несоответствие этой теории и реальности, объяснили, чем это опасно, и предложили ряд решений. Каких — просто и доступно излагаем в нашем блоге!

Это вторая статья цикла публикаций о Нобелевских премиях по экономике 21 века. С помощью экспертов мы хотим разобраться, в чем заключались заслуги лауреатов, какую пользу они принесли мировой экономике и человечеству в целом, а затем объяснить это простыми словами. Часть первая: https://blog.andersenlab.com/nobel-prize-2000/

До 70-х годов 20-го века классическая экономическая теория не могла объяснить ряд ситуаций, которые складывались в реальной жизни. Например, почему новый автомобиль, еще вчера купленный в салоне, на следующий день терял в цене сразу 20-30%? Почему наличие высшего образования делает работника более ценным, даже если на практике оно не дало ему никаких навыков? Почему, имея на вакансию двух кандидатов с одинаковыми компетенциями, один из которых был уволен с предыдущего места, а другой потерял работу из-за банкротства фирмы, работодатель выберет второго.

Сейчас ответы на некоторые из этих вопросов кажутся нам очевидными. Но в середине 20-го века экономическая теория подразумевала, что, если автомобиль по факту новый и исправный, и находился в употреблении всего один день, он должен стоить почти как новый (явно не на 20-30% дешевле). Кандидаты на вакансию, имеющие одинаковые навыки, должны быть равны в глазах работодателя вне зависимости от их карьерной истории и причин потери предыдущей работы. А ценность высшего образования заключается только в получении знаний и навыков. Если человек их не получает, то и диплому его цена — ноль.

В 70-е годы ряд ученых, в том числе Джордж Акрелоф, Майкл Спенс и Джозеф Стиглиц заметили эти парадоксы и в своих статьях дали объяснения некоторым из них. Ученым также удалось найти и предложить решения ряда проблем. Часть из них была решена позднее, благодаря техническому прогрессу и использованию новых технологий. Но главной заслугой лауреатов премии 2001 года стал акцент на таком понятии, как “асимметричность информации” (недостаточная, или неравная информированность участников рынка).

В своей работе под названием “Рынок лимонов” (“лимон” – жаргонное определение некачественного автомобиля в Америке) Акерлоф обозначил, что цена на бывший в употреблении автомобиль существенно ниже не потому, что он хуже нового, а потому, что потенциальный покупатель не знает всех его изъянов. Спенс обратил внимание на то, что работодатель не может быть уверен в навыках и личностных качествах нового работника на 100%. Но факт увольнения с предыдущего места работы сигнализирует о том, что с кандидатом может быть “что-то не так”. А сотрудники с высшим образованием наличием диплома сигнализируют работодателю, что они, как минимум, способны потратить несколько лет выполнение определенной задачи и довести дело до конца.

Какие решения предложили лауреаты

Акрелоф, Спенс и Стиглиц были, в первую очередь, инициаторами решения проблемы неравномерного информирования на рынках. Их главная заслуга в том, что они в принципе обратили на нее внимание, попытались объяснить и предложить варианты. Далее решением этой проблемы занялись как другие ученые, так и сами участники рынков, которые были наиболее в этом заинтересованы.

К тому же каждый из ученых, благодаря более глубокому анализу, обнаружил и другие проблемы, требующие решения. К примеру, Джордж Акерлоф не только объяснил, почему подержанные автомобили стоят дешевле на самом деле, но еще и обратил внимание на то, что из-за такого положения с рынка вытесняются подержанные авто высокого качества, а покупателю достается низкокачественный товар. Ведь, не зная реального качества товара, покупатель готов купить его по низкой цене, закладывая в нее и риск неизвестности. Однако такая цена выгодна только для продавцов некачественного товара, и они с удовольствием этим воспользуются. А вот продавцы качественного не будут готовы снизить цену до данного уровня и будут вынуждены уходить с рынка.

Майкл Спенс исследовал, как решается проблема неравномерной информированности. Для того, чтобы покупатель не испытывал недостатка информации и был готов платить больше за более качественный товар, продавец должен подать покупателю сигнал, и этот сигнал должен быть достаточно “дорогим”. Выплачивая акционерам дивиденды, компания несет дополнительные налоговые издержки. Без выплаты дивидендов этих издержек бы не было, деньги были бы направлены на развитие, и капитал инвесторов увеличился бы за счет повышения ценности бизнеса. Однако выплата прибыли дает сигнал рынку, что дела компании идут хорошо, и это, в свою очередь, повышает к ней интерес и толкает цену акций вверх.

Стиглиц пошел дальше, и предложил уже покупателям самостоятельно решить проблему недостаточной информированности, устроив самоотбор или мотивировав более информированных участников раскрывать информацию. Например, страховые компании могут ввести разные тарифы для разных категорий клиентов. Кроме того, если клиент страховой компании добровольно раскрывает информацию о своем здоровье и образе жизни, это позволяет ему получить более выгодный тариф, так как у компании появляется больше информации и, соответственно, ей не нужно страховать лишние риски.

Что из предложенного было реализовано на практике, и как именно

Акерлоф, Спенс и Стиглиц получили в 2001 премию за исследования, которые начали проводить еще тридцатью годами ранее. На тот момент их работы были открытиями, через тридцать лет стал отчетливо виден результат. Сейчас с проблемой неравного информирования борются практически на всех рынках, за исключением, разве что, тех, где введение другого участника сделки в заблуждение является самоцелью. 

Хотя компании продолжают выплачивать дивиденды, это уже не является главным показателем успешности. Регулярная отчетность и контроль со стороны финансовых регуляторов дают инвестором больше объективной информации. Благодаря появлению больших баз данных страховым компаниям и кредитным организациям стало проще получить информацию о клиентах, а значит, и контролировать риски. Система тарифов и в страховых компаниях, и в банках становится все разветвленнее.

А вот с рядовыми сотрудников компаний теория неравного информирования может сыграть злую шутку. Следуя ее логике, работодателю невыгодно повышать способных работников – ведь это даст сигнал рекрутерам конкурентов, и за ценным кадром начнется охота. Конечно, если сотрудник сам захочет, чтобы его “захантили”, у него есть множество способов обратить на себя внимание. Но с той категорией работников, которые не привыкли самостоятельно искать лучшие варианты трудоустройства, этот прием проходит.

Но есть и хорошие новости. Если вы – специалист, как минимум, среднего уровня, и работаете в крупной успешной компании, скорее всего, вы получаете зарплату несколько выше рыночной. Это – своеобразный стимул от работодателя: теперь вам есть, что терять. Ведь зарабатывая среднюю по рынку зарплату, сотрудник совсем не будет бояться увольнения – он найдет работу с аналогичными условиями всего за пару дней. А вот уже имея зарплату на 100 долларов больше, появляется смысл держаться за текущее место работы, ведь увольнение чревато либо долгими поисками, либо снижением доходов. 

Мне кажется, один из важнейших выводов, который можно сделать из работ лауреатов Нобелевской премии по экономике 2001 года это не столько выявление самой проблемы различной информированности участников сделки, что тоже очень важно, сколько то, что рынок сам находит способы выхода из данной ситуации. Так, качественные подержанные автомобили начинают продавать на рынке не сами владельцы, а дилеры, предлагающие гарантию и ставящие на кон свою репутацию. Продавцы сами могут просигнализировать о том, насколько качественный их товар или услуга, например, через ту же рекламу, особенно там, где необходимо, чтобы клиент приходил по несколько раз. Там, где важно получить информацию до покупки товара или услуги, может возникнуть целый рынок такой информации (обзорщики, критики, рейтинговые агентства, консультанты и т.д.). Да, государство может активно участвовать в данном процессе, выдавая лицензии, сертификаты, но в целом, и это важный вывод, даже если оно просто будет обеспечивать функционирование эффективной судебной системы, то рынок сможет решить вопрос с неравномерностью распределения информации между участниками самостоятельно.

Александр Кравченко, кандидат экономических наук, руководитель центра поведенческой экономики «MeMicroMacro»

Previous articleNext article