+1 480 207 5163
Corporate blog
Andersen, software for business
Blog

Как гребцы на галере

На форумах часто можно увидеть сравнение IT-компаний с галерами, а сотрудников в них — с прикованными гребцами. Но насколько такие параллели обоснованы?

Для начала, по определению, галера — это действительно своего рода опен-спейс. Дружный коллектив плечом к плечу гребёт навстречу общей цели. Ладно, чем-то похоже. Но на этом общие черты заканчиваются.

В 15-18 веках в Европе на галеры попадаликаторжники и должники. Ссылкой на галеры обычно заменялось пожизненное заключение или смертная казнь, но можно было попасть туда и на небольшой “профилактический” срок в 3-5 лет. Идея нанимать гребцов за деньги оказалась бесперспективной — желающие просто не находились.

Гребцам, скованным цепью по 5-6 человек, приходилось по 10-20 часов в день стоять или сидеть (в зависимости от конструкции судна) и методично налегать на огромное весло. Да, возможно, это позволяло держать себя в спортивной форме, но заливающая ноги вода и бичи надсмотрщиков определенно портили картину. Ночевали каторжники на рабочем месте, прямо на полу. Разговоры запрещались, гребцам предписывалось держать во рту кляпы в рабочее время.

Когда кляп вынимался, гребец на французской галере имел право употребить свой рацион, состоящий из 550 грамм сухарей и фасолевого супа. На сегодняшний рацион в пересчете на калории — это три Биг Мака. Для взрослого мужчины, занятого физическим трудом, такая однообразная пища не годилась. Каторжники часто болели и умирали. К концу 17 века, вдохновленные идеями гуманизма министры чуть увеличили паёк (этак на маленькие наггетсы), но из-за процветающей коррупции до гребцов всё равно доходило немного.

В смысле одежды у гребцов особого выбора не было. Выдали на год две рубашки — и носи какую хочешь. Еще и дополнительным украшениями награждали. Где-то лица клеймили, а где-то просто отрезали нос и уши, чтобы легко опознать каторжника, если он сбежит.

Вот так вот жили люди. Спасибо гуманизму, кое-что за это время стало лучше. Но с любой галеры всегда оставался шанс сбежать, есть он и теперь.

Previous articleNext article