А судьи кто?

May 30, 2019
Blog

Если однажды судьба (не дай Бог) приведёт вас на скамью подсудимых, надейтесь, что судья будет принимать решение вкусно покушав. Ведь, как показало исследование Колумбийского университета, в первый час после обеда оправдательных приговоров почти в два раза больше нормы! Впрочем, скоро система правосудия избавится от человеческого фактора. Какие задачи уже решают роботы-судьи? Как ИИ понимает законность и чем машинная логика отличается от нашей?

Несколько лет назад был проведён международный конкурс красоты, главной особенностью которого стало то, что оценивать красоту поручили программам на основе нейронной сети. Помимо общего впечатления, при оценке фотографий судьи учитывали наличие морщин, лицевых складок, а также симметрию лица. За это отвечали два отдельных робота, RYNKL (от англ. wrinkle – морщина) и Symmetry Master.

Однако, результаты конкурса оказались сомнительными. Участники обвинили «жюри» в расизме, поскольку среди 44 победителей оказался всего один темнокожий участник. Но как у беспристрастного алгоритма могли появиться расовые предрассудки? По словам разработчиков, это могло произойти в результате того, что в базе изображений, на которой обучался ИИ, было недостаточно представителей других рас.

Затем был проведён конкурс фотографий, где в роли судьи вновь выступил искусственный интеллект. Задачей для нейронной сети стало оценить фото в стиле городского минимализма – наличие строгих линий, изгибов и углов. Исходя из результатов этого конкурса, можно сказать, что у ИИ довольно неплохой вкус.

Значит, развить чувство прекрасного для нейронной сети не так уж и трудно. Но возможно ли использовать искусственный интеллект для принятия более серьёзных решений, например, в реальном суде?

В прошлом году была принята первая этическая хартия об использовании искусственного интеллекта в судебных системах, и в мировой практике уже есть конкретные примеры такого внедрения. В Британии правоохранительные органы с помощью ИИ уже решают, стоит ли выпускать задержанного под залог.

В то же время в США ИИ применяется при рассмотрении заявлений об условно-досрочном освобождении, определении вида надзора за освобожденным и даже при назначении срока наказания.

Робот анализирует поведение преступника и алгоритм его решений, на основании анализа личных данных человека и результатов пройденного им теста с провокационными вопросами, определяя таким образом, склонен ли этот человек к совершению новых преступлений. Точность этих вердиктов доходит до 70%.

Специалисты считают, что для более точной оценки алгоритму необходимо стать более «человечным». Ведь если приговоры, вынесенные ИИ будут слишком сильно отличаться от решений людей, это поставит под сомнение легитимность суда.

И в самом деле, роботы зачастую проявляют себя как формалисты и слишком строго следуют букве закона. Рассмотрим конкретный пример. Совершено жестокое убийство: женщина защищала своего ребенка от нападавшего. Очевидно, живые судьи и присяжные наверняка сделают все возможное для того, чтобы наказание подсудимой было минимальным.

А вот робот, в силу своей абсолютной беспристрастности, может присудить максимально возможное наказание. Он не учитывает пол преступника, да и понятие самообороны ИИ может трактовать по-своему: при самообороне один человек сам защищает себя от другого. Значит, в данном случае это не самооборона, а нападение на нападавшего. Ведь это не ребенок убил нападавшего, а его мать. Простая машинная логика.

По сути, один человек жестоко убил другого человека. А если еще учитывать персональные данные, такие как возраст, то может оказаться, что молодой человек убил более старого. Налицо портрет «матёрого» преступника.

А вот ещё пара резонансных случаев из СССР и мировой практики. Геннадий Михасевич совершил 36 убийств женщин, вследствие чего получил прозвище «Витебский душитель».

Роберт Кристиан Хансен — американский маньяк, получивший прозвище «Мясник-пекарь». Хансен похитил, изнасиловал и убил по крайней мере 17 женщин.

Согласно приговору суда, Геннадий Михасевич был приговорён к высшей мере наказания, Роберт Хансен получил 461 год тюремного заключения. Такие решения суда ни у кого не вызывают удивления, однако, решение судей-ИИ по этим двум делам наверняка было бы совсем другим.

Стоит учитывать, что Михасевич не имел вредных привычек, состоял в КПСС, был примерным семьянином и хорошим работником, участником общественной жизни. Хансен также жил обычной жизнью, был добропорядочным гражданином, имел семью и работал пекарем. Учитывая данные, ИИ едва ли приговорил бы этих людей к пожизненному заключению, не говоря уж о высшей мере наказания. Ведь такие славные люди не станут совершать новые преступления, правда?

Таким образом, можно заключить, что ИИ всегда беспристрастен, но не всегда справедлив. На него невозможно оказать давление и уж тем более подкупить, но справедливость в человеческом понимании для него чужда. Есть лишь четкие алгоритмы.

Пожалуй, идеальным решением на данный момент будет сотрудничество людей и роботов в судебной сфере. Это отличная возможность объединить лучшие качества обеих сторон – непредвзятость и человечность. А как вы относитесь к тому, что людей может судить ИИ? Поделитесь своим мнением в комментариях.

Previous articleNext article