Вероятность наличия рабочих мест в IT

Aug 27, 2019
Blog

Тысячи дел о мошенничестве, в результате которых вчерашние топ-менеджеры попали в тюрьмы, десятки самоубийств, $5 триллионов убытков для мировой экономики. Все это последствия кризиса доткомов, в результате которого с 2000 по 2004 годы разорилось до 50% высокотехнологичных компаний. Ведь 20 лет назад мировой рынок был явно перегрет, и финансовый кризис в IT-отрасли был делом времени. Да и сейчас некоторые экономические характеристики свидетельствуют о том, что акции таких стартапов, как Uber, Spotify, Lyft и других IT-единорогов сильно переоценены.

В этой статье мы проанализируем состояние мирового рынка высокотехнологичных компаний в 2000 году и расскажем о том, почему кризис доткомов был неизбежен. А затем рассмотрим текущие макроэкономические показатели IT-сектора, чтобы предположить, насколько мы далеки от следующего кризиса.

Но сначала о том, как вообще формируются финансовые пузыри.

Волны Кондратьева, дешевые деньги и отсутствие компетенций

На самом деле, никто точно не знает, когда и почему образуется следующий финансовый пузырь. Ведь кризисов, которые влияли на состояние мировой экономики, было не так много: от тюльпаномании в 17 веке до обвала фондовых рынков в 2008 году лопнуло лишь пять глобальных пузырей. Во многом поэтому мы можем анализировать экономические потрясения только в ретроспективе, а математические модели, созданные для выявления пузырей, проверить еще не удавалось.

Вообще, экономисты выделяют пять фаз экономического цикла, который, как правило, завершается кризисом.

1. Появление инноваций формирует высокие ожидания среди инвесторов.

2. Инвесторы, в свою очередь, начинают вкладывать деньги — зачастую заимствованные — в новые технологии. Так формируется то, что мы называем бумом. В этот период цены на активы увеличиваются, в том числе за счет уровня кредитной экспансии. С течением времени стоимость акций начинает расти быстрее, чем фундаментальные факторы производительности, а прибыль инвесторов становится значительно выше, чем в долгосрочном периоде.

3. За бумом следует фаза эйфории. Бизнес-ангелы покупают акции компаний в больших объемах, чтобы перепродать их по более высокой цене. С этого момента начинает увеличиваться волатильность на финансовых рынках, и стоимость компаний может расти на десятки процентов в месяц.

4. Со временем, когда становится очевидным, что рынок перегрет, наиболее информированные инвесторы продают акции в надежде зафиксировать прибыль. Эти акции, как правило, покупают менее информированные компании и частные лица, желая максимизировать доходы. В результате на некоторое время на рынке может ненадолго устанавливаться равновесие.

5. Как только желающих покупать переоцененные активы становится намного меньше, чем продавцов, наступает паника. Инвесторы продают проблемные активы, снижая цену, а из-за маржин коллов возникает эффект домино — рынок падает.

Это типовой сценарий любого экономического кризиса. Однако мы не знаем, что именно является триггером для формирования каждого отдельного финансового пузыря. Впрочем, сегодня существует несколько теорий, которые могут объяснить природу кризисов и помочь предсказать грядущие потрясения.

Одна из перспективных гипотез, объясняющих причины возникновения кризисов, связана с волнами Кондратьева. По мнению ученых, финансовые пузыри могут формироваться на повышательной волне Кондратьева, когда происходит смена технологического уклада (ТУ). В этот период эффективность существующих технологий начинает снижаться, но инвесторы поздно реагируют на завышенную стоимость активов, так как предпочитают инвестировать в уже проверенные технологии, распространенные в рамках действующего технологического уклада.
Считается, что в мире сменилось пять технологических укладов, и в настоящее время зарождается шестой.

Первый ТУ зародился в 1770-х годах, когда Ричард Аркрайт создал прядильную машину “Water Frame”, что запустило промышленную революцию и ознаменовало переход от ручного к машинному производству. В результате мировая экономика росла до 1814 года, пока не наступил кризис перепроизводства, а из-за большого количества спекулятивных инвестиций не произошло два С этого момента ключевые показатели мировой экономики непрерывно снижались вплоть до 1843 года.краха фондового рынка в 1825 и 1837 годах.

Именно в 1843 году, в связи с распространением паровых двигателей, ставших драйвером для развития транспорта в целом и железных дорог в частности, мир вышел из рецессии — начал зарождаться второй технологический уклад. Англия, США, Германия, Франция, Бельгия стали промышленными лидерами, ВВП этих стран вырос на десятки процентов. Впрочем, это не могло длиться бесконечно — очередная волна Кондратьева достигла своего пика к 1870-м годам, после чего наступила Долгая Депрессия. Последняя началась 8 мая 1873 года. В этот день произошла Паника на Венской бирже из-за того, что инвесторы стали опасаться возникновения экономического пузыря после финансового бума в Европе.

Широкое распространение электричества, изобретение дешевых способов производства стали и взрывчатых веществ, создание двигателя внутреннего сгорания дали старт новой волне Кондратьева и третьему технологическому укладу. В итоге, за первые 30 лет 20 века люди стали мобильнее, а производство — более дешевым, чем когда-либо, появилась электросвязь. Однако 29 октября 1929 года случился очередной биржевой крах, на этот раз на Уолл Стрит. Одной из главных причин обвала стала нехватка денежной массы на фоне перепроизводства — людям просто не хватало денег на покупку огромного количества автомобилей, радио, промышленной техники. Это вызвало дефляцию, которая, в конце концов, обрушила фондовые рынки сначала в США, а затем в других развитых странах мира. В результате объем промышленного производства упал до уровня 1900 года, безработными стали по меньшей мере 30 миллионов человек, а многие перестали верить в капитализм и начали развивать идеи коммунизма и фашизма. В частности, появилась Национал-социалистическая немецкая рабочая партия.

2 августа 1939 года в небо в Германии поднялся первый реактивный самолет, а тремя годами позже в СССР разработали баллистическую ракету. Кроме того, в ходе Второй мировой войны Алан Тьюринг создал машину для криптоанализа — прообраз современных компьютеров. Все эти факторы стали ключевыми для формирования четвертого технологического уклада и роста очередной длинной волны. Однако с течением времени эффект от прорывных технологий сошел на нет, и рост мировой экономики стал замедляться. Дефицит платежного баланса США к 1971 году достиг $49,5 миллиардов, Великобритания также оказалась в глубокой депрессии. Итогом этих событий стали сильная девальвация доллара и кризис Бреттон-Вудской системы, а миллионы людей снова потеряли работу.

В 1980-х годах, с развитием электроники и вычислительной техники, опять начала расти инвестиционная активность. Microsoft купила операционную систему DOS, а Стив Джобс представил миру свой первый персональный компьютер. Примерно с 1983 года мировая экономика начала выходить из кризиса, а валовый доход стран Европы и США стал резко увеличиваться — сформировался пятый технологический уклад. Позитивным изменениям не сильно помешал даже кризис доткомов (о нем ниже), а некоторые регионы он не затронул вообще. Тем не менее, гигантские объемы дешевых денег, доступных как институциональным инвесторам, так и частным лицам, дисбалансы в международной торговле, перегрев ипотечных рынков не могли не привести к мировому финансовому кризису, сравнимому с Великой Депрессией. Считается, что последствия рецессии в разных регионах мира удалось разрешить в период с 2010 по 2018 годы.


Последствия кризиса 2008 года (Чем насыщеннее красный — тем сильнее упал ВВП)

По мнению экономистов, сейчас мы находимся на этапе зарождения шестого технологического уклада, а его главной движущей силой будет NBIC-конвергенция или слияние нано-, био-, информационных и когнитивных технологий. Многие ученые полагают, что этот Кондратьевский цикл будет значительно короче остальных, и очередной технологический уклад исчерпает свой потенциал до 2040-х годов. Поэтому сейчас никто не сомневается в том, что однажды наступит следующий финансовый кризис. Вопрос лишь в том, когда это случится, и какую роль в этом сыграет рынок информационных технологий. Ведь 20 лет назад IT-компании уже оказывались в сердце пузыря, взрыв которого привел к серьезнейшим последствиям.

Пузырь доткомов

В период с 1995 по 2000 годы мировая экономика росла как никогда быстро на фоне повсеместного развития интернета. Сотни американских и европейских экономистов, среди которых были и номинанты на Нобелевскую премию, утверждали, что наступает “новая экономика”, а интернет-компании способны генерировать огромные прибыли. Однако смелые прогнозы так и не сбылись, а кредитные средства, потраченные инвесторами на интернет-компании, превратились в многомиллионные долги, что привело к резкому падению индекса NASDAQ и обвалу цен на серверные компьютеры.

Тем не менее, многие владельцы компаний успели заработать. Так, с начала 1998 по февраль 2000 года прибыль интернет-сектора возросла на 1000%. Фактически, на пике стоимость акций доткомов превышала 20% от совокупной цены всех торгуемых акций в мире. Поэтому неудивительно, что в 1999 году около 150 компаний в США добавили к своим названиям слово dotcom. Впоследствии, за 10 дней до краха, сверхдоходность акций таких компаний равнялась, в среднем, 74%.

Индекс NASDAQ также рос крайне резко — с 1000 пунктов в 1995 году до более чем 5000 пунктов в 2000 году. Когда интернет-компании выходили на IPO, цены на их акции порой вырастали вдвое к концу первого дня торговли на бирже. Из-за этого капитал начали привлекать даже те фирмы, которых с высокими технологиями не связывало ничего, кроме слова dotcom в рекламных буклетах.
Бум закончился 10 марта 2000 года крахом NASDAQ. А уже к концу мая индекс снизился до 3500 пунктов, что эквивалентно потере одного триллиона долларов для мировой экономики.

Больше всего в этот период пострадали частные инвесторы. Дело в том, что при выходе компаний на IPO их сотрудникам запрещалось совершать какие-либо операции с акциями, обычно на срок от 90 до 180 дней (период блокировки). Однако сотрудники, понимая реальную стоимость своих компаний, стремились продавать акции сразу по окончании блокировки. Институциональные инвесторы, осознавая глубинные причины такого поведения, продавали акции вслед за сотрудниками интернет-компаний. А покупали их, в основном, частные инвесторы, которые не имели возможности проанализировать ситуацию на высокотехнологичном рынке и понять, что большинство доткомов на самом деле не стоило вообще ничего.


Динамика индекса NASDAQ в период бума доткомов

Состояние современного рынка высоких технологий

Анализируя современную экономику, ученые сходятся в том, что главным финансовым рычагом, запускающим очередной пузырь, является увеличение денежного предложения и уровня кредитования. А сегодня объем денежного предложения на рынке высокотехнологичных стартапов существенно растет и намного превышает спрос.

Венчурный капитал

В конце 2018 года объем венчурного капитала в США превысил $130 миллиардов, что на 30% больше, чем было в эру доткомов. Во многом поэтому в последнее время IT-компании избегают IPO, рассчитывая на частные источники финансирования. Однако в отличие от 2000 года, когда компании решают разместить своих акции на бирже NASDAQ, последние оцениваются, за редким исключением, в соответствии с ожиданиями инвесторов.

Сравните: с 1998 по март 2000 года количество случаев андерпрайсинга росло в геометрической прогрессии, а стоимость акций зачастую вырастала на 50% и больше после первого дня торговли! Сегодня же андерпрайсинг — сравнительно редкое явление, а рост акций высокотехнологичных компаний до 20% в первый день торгов является, в общем-то, нормой, и объясняется асимметричностью информации в преддверии IPO.

Прибыльность инвестиций в IT

Еще одним красноречивым показателем, свидетельствующим о состоянии рынка, является соотношение цены и прибыли на акцию (PE). Однако сравнивать доходы между компаниями из разных стран довольно сложно из-за разных подходов к бухгалтерскому учету.

Решение этой проблемы в виде циклически скорректированного соотношения цены и прибыли (CAPE ratio) предложил экономист Роберт Шиллер. Хотя изначально индекс CAPE создавался, чтобы выявить закономерность между ценами на акции и их доходностью в течение следующих 10 лет, ученые заметили, что этот показатель сильно коррелирует с периодами экономических бумов и спадов деловой активности.

Прямая пунктирная линия на графике ниже показывает среднее количество IPO за шестилетний период, а сплошная — отражает коэффициенты CAPE.

Как видно из этого графика, предыдущие экономические кризисы случались, когда коэффициент CAPE был выше 27.

Для сектора высокотехнологичных компаний сегодня CAPE превышает 35. Этот показатель очень близок к соотношению цен и прибылей на акцию в 2000 году.

Тем не менее, текущий уровень CAPE не значит, что вам нужно срочно продавать свои акции Facebook. В конце концов, этот показатель является техническим индикатором состояния экономики и сигнализирует о том, что в ближайшем будущем прибыль на акцию компаний из IT-сектора, скорее всего, снизится. Но из этого определенно не следует, что мы находимся в пузыре, который вот-вот готов лопнуть. Вполне вероятно, что на современном этапе компании из индекса NASDAQ действительно работают как никогда эффективно. Или нет. Точно не знает никто, кроме собственников этих компаний.

Волатильность рынков

Привлекательный уровень доходности акций и достаточное количество дешевых денег ведет к увеличению объемов торгов на финансовых рынках. А повышенная активность, в свою очередь, выражается в повышенной волатильности.

На графике ниже предлагаем сравнить волатильность NASDAQ и S&P500, чтобы понять, как ведут себя рынки в преддверии кризисов. Так, в марте 2000 года, когда ежедневно на IPO выходили десятки интернет-компаний, и никто не понимал, сколько они могут стоить, волатильность NASDAQ достигала 80,5 пунктов. А за месяц до того, как обанкротился банк Lehman Brothers, и после этого события, аналогичным образом ситуация развивалась среди компаний с наибольшей в мире капитализацией. Сегодня же волатильность NASDAQ не превышает 14 пунктов, что даже ниже, чем в 2014 и 2015 годах.

Спрос на программистов

В период бума доткомов спрос на веб-разработчиков в разных регионах мира вырос на 1000% и более. А по данным сервиса Hired, в 2018, когда раздувался пузырь Bitcoin, и многие начали интересоваться блокчейном, блокчейн-программисты стали популярнее на 517%.

Аналитики Evans Data Corporation подсчитали, что в период с 2017 по 2019 годы мировой рынок разработчиков вырос на 45%, и сейчас в мире насчитывается порядка 24 миллионов инженеров по созданию программного обеспечения. Впрочем, спрос на рабочую силу со стороны IT-компаний по-прежнему намного выше предложения. Поэтому неудивительны ожидания банка Goldman Sachs, аналитики которого предсказывают, что одна только Индия предложит миру порядка 110 миллионов разработчиков в ближайшие 10 лет.

По данным американского Бюро статистики труда, спрос на услуги программистов будет расти еще быстрее, чем предложение (в среднем, на 17% ежегодно в течение ближайшей декады). Однако структура спроса существенно изменится, и тем, кто разрабатывает на таких популярных языках, как, например, Java или .Net, стоит побеспокоиться о своем будущем.

Директор Forrester Research Джефф Хаммонд — и не он один — утверждает, что распространение контейнеров, low-код-платформ и бессерверных технологий приведет к тому, что программирование будет намного более абстрактным, чем сейчас. Кроме того, в с связи с развитием AR и VR вырастет спрос на тех, кто будет способен создавать приложения дополненной и виртуальной реальности едва ли не в одиночку. Также востребованными окажутся навыки, необходимые для обработки и синтеза человеческой речи. А анализ данных станет базовым требованием для разработчиков.

На B2B-рынке высоких технологий также ожидаются серьезные изменения. К 2030 году значительно вырастет спрос на разработку как услугу полного цикла — в первую очередь, будут востребованы готовые команды разработчиков, тогда как необходимость в индивидуальных программистах снизится. При этом, по данным Forbes, основными заказчиками ПО станут автомобильные компании, рекламные и платежные сервисы. Комплексные услуги по разработке встраиваемых систем также вырастут в цене.

Ожидается, что спрос на услуги разработки программного обеспечения будет увеличиваться примерно до 2040 года, что коррелирует с прогнозами развития шестого технологического уклада. Однако уже сейчас процесс программирования становится все менее трудоемким, а интерпретаторы и компиляторы сделали жизнь разработчиков намного более простой, чем 20 лет назад. Вероятно, распространение искусственного интеллекта, также, как появление новых языков программирования, позволяющих собирать приложения буквально как конструктор, в конце концов обесценят труд тех, кого мы считаем разработчиками сегодня.

Чтобы понять, как это возможно, достаточно оглянуться примерно на 100 лет назад. Одной из самых высокооплачиваемых профессий в середине 19 века была профессия телеграфиста. Телеграфисты были, пожалуй, самыми технически подкованными специалистами для своего времени, их труд стоил дорого, и в свободе путешествий они были практически неограниченны. Едва ли не каждый год появлялись новые стандарты связи, и телеграфистам приходилось постоянно учиться, чтобы не отставать от требований рынка. Однако к началу 20 века появилась намного более совершенная технология, чем телеграф — телефон. Необходимость в переводе азбуки Морзе на естественный язык резко отпала, и к 1920 году среди телеграфистов остались единицы, а позже случился самый сильный финансовый кризис в мировой истории. Почему эта история не должна повториться с программистами? У нас нет ответа на этот вопрос.

Все, что мы знаем наверняка — если мир и находится в пузыре, который формируется на рынке IT, то в его самой начальной фазе. В ближайшие 10 лет высокие технологии будут востребованы как никогда, а спрос на услуги программистов — расти быстрыми темпами. Так будет продолжаться до тех пор, пока на смену программированию в современном его понимании не придет новая, более совершенная технология. В результате миллионы людей снова останутся без работы на долгие годы, а мир столкнется с очередной затяжной рецессией — все для того, чтобы начать следующую гонку за ростом финансового благополучия, но уже на новых условиях, имя которым — седьмой технологический уклад.

Previous articleNext article